ПОДБОРКА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 06.10.2017 г. по делу № А45-9844/2016

 

Суд: премия к празднику не облагается взносами.

К такому выводу пришел АС Западно-Сибирского округа, посчитав праздничную премию выплатой социального характера. Он учел следующие обстоятельства:

— премия не связана с выполнением трудовых обязанностей;

— выплата не предусмотрена ни коллективным, ни трудовыми договорами;

— она была разовой;

— ее размер был одинаковым для всех работников.

Аналогичную позицию занял ВС РФ, рассмотрев похожую выплату — премию к юбилею.

Отметим, Минфин считает иначе, поскольку премий к праздникам нет в перечне необлагаемых сумм.

ВАС РФ в 2013 г. признал разовые премии к новому году элементами оплаты труда. Организации пришлось заплатить не только взносы, но и пени со штрафом.

Таким образом, если не начислить взносы на премии к праздникам, то у проверяющих возникнут вопросы. А работодателю, скорее всего, придется доказывать в суде, что премия была выплатой социального характера.

 

Постановление АС Уральского округа от 01.09.2017 г. по делу № А76-23412/2016

 

Если за первый день болезни выдана зарплата, пособие можно выплатить только за два дня.

Суд решил, что работодатель не должен доплачивать пособие за еще один день нетрудоспособности, если за первый день больничного работник получил зарплату.

Листок нетрудоспособности был оформлен после окончания смены. При этом первым днем болезни врач отметил дату, приходящуюся на отработанный день.

Организация оплатила все положенные три дня, но только два из них — в виде пособия по болезни. ФСС настаивал на том, что пособие нужно выплатить еще за один день.

Суд указал, что организация выполнила свои обязанности, оплатив первые три дня больничного, остальные дни должен оплатить Фонд.

 

Определение Верховного Суда РФ от 11.09.2017 г. № 20-КГ17-7

 

ВС РФ: чтобы уволить работника по собственному желанию, копии заявления об уходе недостаточно.

Такая копия — недопустимое доказательство, посчитал Верховный суд. В ней не было ни даты составления заявления, ни даты увольнения.

Оригинал заявления находился у работника. Последний пояснил, что подал заявление по настоянию руководства, а потом отозвал. Без подлинника работодатель не смог подтвердить, что сотрудник действительно хотел уволиться.

Аналогичная позиция ранее встречалась в судебной практике.

Вывод ВС РФ может пригодиться в случаях, когда работник передал копию заявления, направил его по факсу или электронной почте.

 

Определение ВС РФ от 25.09.2017 г. № 66-КГ17-10

 

ВС РФ подсказал, как отличить трудовой договор от договора подряда.

Верховный Суд РФ назвал отличительные признаки, которые помогут организации решить, какой договор заключить с физлицом для выполнения работы, а также отстоять свою позицию в трудовом споре.

Во-первых, цель договора подряда — получение конкретного результата, а не выполнение работы как таковой.

Во-вторых, подрядчик остается самостоятельным хозяйствующим субъектом и действует на свой риск.

По трудовому договору работник:

— обязуется выполнять определенную трудовую функцию;

— включается в состав персонала;

— подчиняется режиму труда;

— работает под контролем и руководством работодателя;

— не несет риска, связанного с трудом.

Напомним, если гражданско-правовой договор по факту регулирует трудовые отношения, его могут признать трудовым.

За «подмену» договоров работодателю грозит штраф. Для должностных лиц он может достигать 20 тыс. руб., для юрлиц верхний предел — 100 тыс. руб.

 

Определение Верховного Суда РФ от 11.10.2017 г. № 305-КГ17-14040 по делу № А40-5888/2017

 

Суд счел недоказанным получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налогоплательщик обратился в Верховный Суд РФ в связи с тем, что в апелляционной инстанции была принята к рассмотрению поданная с нарушением сроков жалоба налоговой инспекции на судебное решение (принятое в первой инстанции) о признании недействительным решения налогового органа о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, доначисления НДС и налога на прибыль, а также соответствующих сумм пеней и штрафов.

Напомним, что Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2017 г. № 09АП-38506/2017 было принято решение об отказе в удовлетворении жалобы налоговой инспекции.

Суд апелляционной инстанции (далее — Суд) поддержал позицию налогоплательщика, поскольку налоговая инспекция не представила доказательств совершения налогоплательщиком и его контрагентами каких-либо согласованных действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Так, в частности, Суд не согласился с выводом налогового органа о подписании документов неустановленными лицами, поскольку он противоречит показаниям директоров и учредителей контрагентов. Кроме того, единственное доказательство налогового органа о недостоверности документов, — проведенная экспертиза подписей директоров контрагента, обоснованно отклонена Судом, так как была проведена с существенными нарушениями.

Суд отклонил также довод о том, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагентов, которые, по мнению инспекции, не осуществляют реальной предпринимательской деятельности (не имеют в своем распоряжении управленческого, технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств), реально не исполняли и не могли исполнять заключенные с заявителем договоры поставки, нарушают свои налоговые обязательства (уплачивают налог в минимальном размере), поскольку соответствующих доказательств представлено не было.

При этом действия налогоплательщика свидетельствовали о проявлении должной осмотрительности — у контрагентов была запрошена бухгалтерская отчетность и сведения о контрагентах были проверены на сайте ФНС РФ.

Суд не согласился также с определением налоговых обязательств исходя из разницы между стоимостью товара, приобретенного обществом согласно представленным документам и стоимостью товара, указанного в ГТД, с учетом таможенных пошлин и сборов, а суммы неправомерно предъявленных налоговых вычетов по НДС — как разницу между НДС, указанным в выставленных поставщиками счетах-фактурах, и НДС, уплаченным на таможне импортерами.

Суд указал, что таможенная стоимость товара, то есть стоимость, по которой организация-импортер покупала товар у иностранного продавца за пределами РФ, не является его рыночной стоимостью.

Отклонены были и доводы инспекции о неправомерности принятия к вычету НДС по счетам-фактурам, составленным с ошибками (дублирование номеров, некорректное указание номера ГТД и др.).

Было отмечено, в частности, что из содержания полученных обществом счетов-фактур очевидно следует, в отношении какого товара они выставлены, и никаких затруднений с идентификацией продавца, покупателя, наименования и стоимости товаров, налоговой ставки и суммы НДС не возникает.

Кроме того, налогоплательщик, покупающий товары, не может нести ответственность за отсутствие или неточность в выставленных ему счетах-фактурах информации, за достоверность содержащихся в них сведений о номерах таможенных деклараций, в связи с чем негативные последствия к налогоплательщику не применимы

  • 10 ноября 2017
ЗАКАЖИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ПРЯМО СЕГОДНЯОТПРАВЬТЕ ВАШЕ ИМЯ И НОМЕР ТЕЛЕФОНА
НАШ СПЕЦИАЛИСТ СВЯЖЕТСЯ С ВАМИ В КРАТЧАЙШИЕ СРОКИ
I

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

127328, Москва, Дмитровское шоссе, 79
Отправить сообщение
160000, Вологда, ул. Зосимовская, 2
Отправить сообщение